Печатный бизнес: №3-4/2017

Все статьи журнала
Архив номеров
Связаться с менеджером издания

 

МАРСЕЛЬ ШАРИФУЛЛИН:
«КАК Я ПЫТАЛСЯ ВОЗРОДИТЬ ТИПОГРАФИЮ МГУ»

(мемуары 2010 года)

 

Марсель Шарифуллин: Как я пытался возродить типографию МГУ
 

 

Конечно, сейчас не лучшее время для написания мемуаров: я еще достаточно молод и нахожусь под впечатлением от произошедшего, но, тем не менее, я решил зафиксировать прошедший опыт руководства типографией, пока еще все в свежей памяти. К тому же, сейчас, может быть впервые со времени начала работы в МГУ, у меня началась спокойная жизнь, без тревожных мыслей о поиске средств для очередной зарплаты персоналу, выполнении сложных заказов на грани возможностей оборудования и авральных работ для ректората. Появилось свободное время для переосмысления проделанной работы в стенах типографии и желание поделиться опытом работы.

 

Я ничуть не жалею о времени, проведенном в МГУ, и хоть я не обогатился здесь материально, но зато получил огромный опыт руководства большим коллективом людей и взаимодействия с государственным управлением. Смог реализовать многие свои идеи и доказал (в первую очередь самому себе), что могу решать трудные задачи и достигать целей, на первый взгляд недостижимых. В то же время, предложи мне сейчас «войти в ту же реку», я бы наверняка отказался. Такой опыт не стоил потерянного здоровья и нервов.

 

Как я попал в типографию МГУ

 

Итак, начнем с самого начала... До прихода в типографию я работал руководителем продаж офсетного оборудования в компании «Вариант» (в 2005-2007 гг.). Эта компания в 2006 году вошла в холдинг полиграфических компаний ECS и успешно прошла необходимую реорганизацию. Мой отдел тогда достиг рекордных показателей, что позволило владельцам холдинга окупить затраты на поглощение за один год вместо плановых трех. Тогда же в числе других знаковых сделок «Вариант» выиграл государственный тендер на поставку большого полиграфического комплекса для МГУ. Оценивая в качестве эксперта помещения МГУ для установки этого оборудования, я познакомился с руководством Московского университета, которое предложило мне возглавить и реформировать типографию МГУ. Подумав некоторое время, я согласился.

Объективно, конечно, все было против этой идеи: и плачевное состояние дел в типографии, и отсутствие моего опыта работы внутри полиграфических предприятий. До этого мне приходилось иметь дело с типографиями извне как независимому эксперту или представителю поставщиков оборудования. Кроме этого, я понимал, что придется забыть о спокойной жизни, семье и экономическом благополучии на ближайшие годы. Решающим же фактором в принятии решения для меня явилось знакомство с людьми Московского университета (и руководителями главного вуза страны, и простыми сотрудниками типографии МГУ). Грандиозность задачи по восстановлению старейшего полиграфического предприятия страны, которое было создано 250 лет назад при участии самого Ломоносова и царицы Елизаветы, и желание помочь людям, работающим в разрушенной и разграбленной типографии, взяли вверх. Кроме этого, в который уже раз в жизни сработал мой глупый внутренний девиз: «Кто же, если не я».

 

Типография до реформирования

 

Из предварительного поиска в интернете по фразе «типография МГУ» нашлась единственная ссылка в «Живом журнале» от 3 марта 2006 года:

«Сегодня был в типографии МГУ... Это просто машина времени какая-то! День назад мне забрать заказ не удалось — так как времени было аж 16.30, и свет в цехе уже выключили, а бухгалтер успел уйти домой, так что мне было сказано все, что думают об «этих, которые тут поздно ходят». Сегодня, чтобы пройти в типографию, пришлось согнать с лестницы задумчивую собаку.

Захожу. В бухгалтерии никого нет, сидит девушка-посетитель, судя по скопившейся на ней пыли — уже минут двадцать. Как опытный человек, пошел на поиски персонала. Пока искал, бухгалтер материализовалась, а девушка пропала, видимо, отчаявшись найти в типографии живую душу. Счет мне под копирку выписали на пожелтелом бланке, таком, что я решил: его сперли из музея. Пока выписывали бланк, я успел узнать, что «Манька вышла замуж», а «Таньку муж бьет» (это она переговаривалась с женщиной из соседней комнаты, которая мучила матричный принтер). Потом оказалось, что копирка была некачественная, и второй экземпляр пришлось заново писать.

...Но наконец, мы пошли в цех. Цех — это вообще прелесть! Там вполне можно снимать кино об индустриализации. Станки, которые, видимо, отобрали у Гуттенберга (серьезно, там стояли станки, которые печатают литерами), плакат с перстоуказующим рабочим и надписью: «Пролил масло на пол — собери!», и ленивый мальчик лет тридцати в очочках, собирающий листочки в стопочки. Пока искали наш заказ, переворошили полтипографии, и чего там только не было! Помоему, даже листовки с декретами Ленина, и те где-то лежали. В общем, по-моему, эту типографию стоит преобразовать в музей. Денег точно будет больше приносить!»

Знакомство с типографией подтвердило мои худшие опасения. Я жалею, что не сфотографировал состояние помещений типографии, работающее там оборудование и продукцию, которая там выпускалась. Думаю, в этих помещениях можно было бы без предварительной подготовки снимать фильм о проблемах послевоенного времени и о том, как в этих условиях восстанавливалась отечественная печатная индустрия. Штат типографии наполовину состоял из «мертвых душ», а на вторую половину — из сотрудников пенсионного и предпенсионного возраста, которые за мизерную зарплату делали на старом изношенном оборудовании и вручную простую черно-белую печатную продукцию для МГУ: книги, брошюры, удостоверения и папки для МГУ. Срок изготовления и качество такой продукции не поддавались никакой критике, но большего от людей и нельзя было требовать. Как говорилось в старом советском анекдоте: «Люди делали вид, что работают, а руководство делало вид, что платит им зарплату». Кстати, о зарплате: мне приходилось переспрашивать, когда сотрудники называли уровень получаемого ими дохода. В голову никак не укладывалось, что можно работать годами на сложном и вредном производстве за смехотворные три-четыре тысячи в месяц. Приходилось прятать слезы, наворачивающиеся от жалости.

Из печатного оборудования в середине 2007 года работала одна машина «Доминант-725» с одной живой секцией и без кожухов (чтобы удобнее было его подстраивать и налаживать ее в процессе печати) и три «Ромайора-313», на одном из которых умудрялись печатать цветную продукцию. Кроме этого, в типографии функционировала машина высокой печати «Виктория-820» и печатная машина тигельного типа, на котором, кроме печатания, выполнялась нумерация заказов с ручной переставкой счетчика. Впоследствии «Ромайоры», «Виктория» и тигель были сданы в металлолом (продать их хоть за какие-то деньги как оборудование не представлялось возможным). «Доминант» мы восстановили до нормального состояния, и он стал резервной машиной цеха черно-белой печати, в качестве основы на котором были установлены относительно свежая машина «Доминант-725» с переворотом и две малоформатных «Риоби 512Н» и 3302Н.

 

Формы делались на древней копировальной раме формата А0 с мутным стеклом и пыльным задубевшим резиновым покрытием, проявлялись вручную в ванной. Действовал строкоотливной автомат, на котором из свинца отливались формы для тиснения и высокой печати. Послепечатное переплетное производство частично выполнялось на старых пооперационных машинах, но большая часть операций выполнялась вручную. Все это оборудование время от времени (а точнее, ежедневно) ломалось и чинилось собственными средствами из подручных материалов.

Состояние помещений типографии, коридоров, туалетов не поддавалось никакой критике. Было такое ощущение, что ремонта здание не видело с момента своей постройки в 50-х годах прошлого века. С потолков лестничных площадок и коридоров свисали шматки облупившейся краски, в шести туалетных комнатах вместо десяти рабочих унитазов я насчитал только один действующий (правда, были еще туалеты, закрываемые на замок для личного пользования арендаторов). Остальные были забиты канализационными стоками и не работали. В таком же плачевном состоянии были раковины и краны с холодной водой, не помню ни одного работающего крана, чтобы из него не капала вода. Горячей воды в типографии не было как класса.

Первым делом я организовал ремонт в цехах для размещения нового оборудования, прокладку новой электропроводки и системы вентиляции для нормального функционирования техники. К сожалению, выделенных средств не хватило на ремонт коридоров и других помещений типографии, прокладки водопровода и канализации на допечатный участок, а также ремонта текущей крыши, но это мы доделали уже самостоятельно (обнаружив сюрприз дождливой осенью), за счет средств, заработанных типографией. Одновременно была залатана опалубка вокруг здания типографии, когда мы увидели, как склады для бумаги в подвале превращаются
в бассейны.

 

Отчет ректору МГУ, написанный
мной в июле 2007 года, через
месяц после назначения

 

Состояние дел и план развития типографии МГУ.

 

1. Штатное расписание. Положение о типографии

Проекты составлены, ждут утверждения у руководства МГУ. Есть сложность с согласованием нормативного штатного расписания, составленного с учетом ЕТС для учебных заведений с реально сложившейся ситуацией с зарплатами в полиграфической отрасли. Средняя зарплата в типографиях должна быть не менее 20 тысяч рублей (иначе нереально найти сотрудников, и можно вызвать замечания от проверяющих органов). Поэтому я предлагаю утвердить штатное расписание согласно ЕТС, но ввести доплаты для сотрудников с повышающим коэффициентом.

 

2. Регистрация предприятия

Этим займемся совместно с юридическим управлением МГУ после утверждения Штатного расписания и Положения. Прошу по возможности ускорить эти работы, так как в отсутствие юридической базы типография не может заключать договора на выполнение работ с издательством МГУ и другими заказчиками. Не может официально нанимать сотрудников по трудовой книжке. Не может выплачивать зарплаты старым сотрудникам, которые оказались в подвешеннном состоянии (старая фирма закрыта, новая еще не зарегистрирована).

 

3. Внутренние заказы от МГУ

Подготовлен документ о возможностях типографии МГУ. Готовится внутренний прайс-лист на услуги типографии для внутренних заказов, с минимальными ценами, построенными исходя из себестоимости работ. Надо донести эту информацию до всех факультетов. Конечная цель — перенаправить весь поток полиграфических заказов (которые может выполнять типография) МГУ в собственную типографию МГУ. На этом бюджет МГУ должен получить существенную экономию. Надеюсь на помощь руководства МГУ в решении этого вопроса

 

4. Взаимоотношения с издательством МГУ

Необходимо наладить партнерские взаимоотношения с издательством МГУ и перенаправить поток заказов от них в типографию МГУ.

Директор издательства Тимофеев ждет юридической регистрации типографии МГУ, чтобы заключить долгосрочные отношения. Надеюсь на помощь руководства МГУ в решении этого вопроса. Может, удастся уже сейчас, не дожидаясь регистрации, перебросить некоторые заказы издательства в типографию?

 

5. Ввод в строй новой техники

Ремонт в помещениях типографии был закончен только 13 июля, тем не менее полным ходом идут монтажные и пусконаладочные работы с новым оборудованием, производится обучение персонала.

 

6. Персонал

Сейчас в типографии задействовано порядка 50 сотрудников. После реформ для нормального функционирования нового предприятия с многократно возросшей производительностью потребуется порядка 80 человек (см. проект Штатного расписания).

На рынке труда острая нехватка квалифицированных полиграфических специалистов, плюс к этому у имеющихся претендентов на роль вакантных должностей в типографии высокий уровень требований. Тем не менее, мне потихоньку удается набирать людей на средние зарплаты. Надеюсь заполнить все ключевые позиции к 1 сентября. Для форсирования решения этого вопроса, возможно, потребуется начальная финансовая помощь МГУ.

 

7. Закупить недостающую мебель и оргтехнику

Список минимально необходимой мебели и оргтехники (компьютеров, принтеров, телефонов и т.п.) для создания новых рабочих мест будет подготовлен до 30 июля. Для форсирования решения этого вопроса, возможно, потребуется начальная финансовая помощь МГУ. Готовы принять старую мебель от МГУ, освобождаемую при обновлении фондов факультетов. Компьютеры желательно закупить новые, чтобы не отстать от современных требований, необходимых в полиграфических предприятиях.

 

8. Провести по типографии компьютерную и телефонную сеть

Список минимально необходимых затрат также будет подготовлен до 30 июля. Для форсирования решения этого вопроса, возможно, потребуется начальная финансовая помощь МГУ.

 

9. Начать производственную деятельность типографии на сторонних заказах, чтобы получить финансирование

Этим вопросом мы начинаем заниматься, чтобы хоть как-то решить проблемы с текущими и накопленными за последние месяцы задолженностями типографии перед своими сотрудниками (зарплата, отпускные выплаты, налоги и т.п.).

К сожалению, рассчитывать на серьезные поступления пока сложно из-за отсутствия введенной в эксплуатацию техники, квалифицированных специалистов, рабочих мест и нормальных зарплат для них. Замкнутый круг. Тем не менее, к сентябрю мы планируем постепенно решить этот вопрос. Полученные средства планируется в первую очередь потратить на выплату долгов типографии, накопленных в течение последних лет, повышение зарплаты старым сотрудникам, на зарплату новому персоналу, закупку мебели и оргтехники,
ремонт помещений типографии.

 

Продолжение следует.